Скоростные автомагистрали

Скоростные автомагистрали включают автотрассу Цзинху (Пекин-Шанхай), а также сеть современных автострад вокруг города. В стадии строительства находится 36-километровый мост, который соединит Шанхай с промышленной зоной Нинбо и станет самым длинным морским мостом в мире. Окончание строительства запланировано на 2008 г. Также существуют амбициозные планы строительства автотрассы из городской зоны на остров Чунмин.

Внутри города многие улицы продублированы эстакадами, пересекающимися на разных уровнях, построены внутренняя и внешняя автомобильные кольцевые дороги. Пуси и Пудун соединяют несколько тоннелей и мостов.

Большинство населения Шанхая говорит на шанхайском диалекте китайского языка. Шанхайский диалект относится к группе диалектов у. Внутри шанхайского также существуют диалектные различия, однако, как правило, они крайне незначительны и не влияют на взаимопонимание. В то же время китаец, не говорящий на каком-либо из диалектов у, не сможет понять практически ничего на шанхайском. Сфера применения шанхайского ограничивается устным общением, а официальным языком является стандартный диалект китайского путунхуа. Современный шанхайский диалект это результат смешения различных уских диалектов Сучжоу, Нинбо и других близлежащих регионов, откуда в течение XIX-XX вв. в Шанхай прибыло большое число переселенцев.

На сегодняшний день почти все шанхайцы в возрасте до 50 лет свободно говорят на путунхуа. Владение иностранными языками также зависит от возрастной группы: лучше всего английским владеют пожилые коренные шанхайцы, получившие образование ещё до революции, а также молодёжь в возрасте до 26 лет, которая учит английский с начальной школы.

В первой половине XX в. Шанхай стал культурным и экономическим центром Восточной Азии и воспринимался как место появления всего самого современного в Китае. Именно здесь появился первый в Китае автомобиль и современная система канализации. Шанхай также стал полем интеллектуальной битвы между социалистическими писателями, придерживавшихся критического реализма (Лу Синь, Мао Дунь), и более «буржуазными», романтическими и ориентированными на эстетику авторами (Ши Чжэцунь, Шао Сюньмэй, Е Линфэн, Чжан Айлин).

Помимо литературы Шанхай также стал колыбелью современного китайского театра и кинематографа. В Шанхае был снят первый китайский короткометражный фильм «Трудные супруги» (難夫難妻, 1913) и первая китайская художественная кинокартина «История о том, как сирота спас дедушку» (孤兒救祖記, 1923). Шанхайская киноиндустрия достигла расцвета к началу 1930-х гг., в ней появлились звёзды, которых сравнивали с Мэрилин Монро, например, Чжоу Сюань, окончившая жизнь самоубийством в 1957 г. После окончания Второй мировой войны и последовавшей за ней революцией многие шанхайские деятели кино эмигрировали в Гонконг и внесли огромный вклад в развитие гонконгского кинематографа.

Значительная часть шанхайской культуры того времени после революции переместилась в Гонконг вместе с многочисленными эмигрантами, бежавшими от революции. В кинокартине «Любовное настроение» (In the Mood for Love, 花樣年華), снятой Вонгом Карваем (также, кстати, гонконгским шанхайцем), показана жизнь маленькой шанхайской общины в Гонконге и слышится ностальгия по тем временам. В фильме также звучит песня в исполнении Чжоу Сюань.

Жители других регионов, как правило, описывают шанхайцев как меркантильных, самоуверенных и надменных людей, свысока относящихся к провинциалам. В то же время шанхайцы являются предметом восхищения благодаря их тщательному вниманию к деталям, добросовестному выполнению договорённостей и профессионализму. У многих китайцев существует убеждение, что шанхайцы-мужчины обычно находятся «под каблуком» у своих жён. В этих словах есть доля правды: шанхайские мужья зачастую одновременно выполняют обязанности кормильца, отца, повара, слесаря-сантехника, плотника и т. д.

Неформальная шанхайская молодёжь у входа в клуб «Гуаэр», р-н Хункоу, северный ШанхайОчень небольшая доля сегодняшнего населения Шанхая являются потомками жителей старого города, некогда обнесённого крепостной стеной. Предки почти всех нынешних шанхайцев иммигрировали в Шанхай из соседних провинций Цзянсу и Чжэцзян в конце XIX — начале XX вв. В шанхайской культуре рубежа веков очень хорошо проявляется смешение культурных элементов этих двух регионов. Это также отразилось и в шанхайском диалекте.

Однако несмотря на эти различия, у шанхайцев всегда было очень ярко выраженное чувство самосознания, основанное на культурном и экономическом превосходстве, продолжавшемся вплоть до революции. Годы после революции стали тяжёлым испытанием для Шанхая, поскольку центральное правительство стало проводить уравнительную политику и бороться с «буржуазными пережитками», средоточием которых, по мнению многих, был Шанхай. Это привело к замкнутому кругу: шанхайцы стали смотреть на других жителей страны как на «провинциалов» (乡下人; путунхуа сян-ся-жэнь, шанхайск. сян-во-нин), в то время как остальные китайцы стали считать их надменными и мелочными.

В последнее время эта тенденция только усилилась за счёт притока новой волны иммигрантов со всего Китая, не говорящих на местном диалекте и использующих путунхуа (официальный язык КНР) в качестве лингва-франка. Именно с этим наплывом мигрантов (3 миллиона человек за один только 2003 г.) шанхайцы связывают рост преступности, навязчивого попрошайничества и перегруженности инфраструктуры (главным образом общественного транспорта и школ) в последнее время, и это порождает дополнительную напряжённость в обществе. Шанхайцы легко определяют приезжих, и последние часто становятся объектом дискриминации, умышленной и неумышленной. Всё это приводит к дальнейшему непониманию и укреплению стереотипов в сознании шанхайцев и жителей Китая за пределами нижнего течения Янцзы.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.